▲ Наверх

Сергей ДАВЫДОВ: «Все наши спортсмены проделывают огромный объем работы, так почему ими не гордиться»

2 марта 2016

Если фигурист не раскрыл весь потенциал на льду, то зачастую как тренер реализуется в своих учениках. Таких примеров в истории фигурного катания предостаточно. И герой этого интервью 37-летний Сергей Давыдов, который сегодня празднует день рождения, не исключение.

Уже несколько лет вместе с Еленой Анатольевной Чайковской и Владимиром Котиным Давыдов работает тренером в Москве на катке в Строгино. Хотя начинал спортивную карьеру в Ростове-на-Дону, откуда родом. Когда в городе закрыли ледовый стадион, уехал в Самару. В 1998 году под руководством тренера Нины Ручкиной стал серебряным призером чемпионата мира среди юниоров. Но в те годы пробиться во взрослую сборную страны в силу серьезной конкуренции в мужском одиночном катании было очень сложно, пусть даже к тому моменту фигурист и сменил наставника -- работал с Рафаэлем Арутюняном.

Взвесив все за и против, Давыдов принял предложение выступать за Белоруссию, поменял гражданство, и с 2001-го вплоть до окончания профессиональной карьеры в 2008-м выступал в составе белорусской команды, но тренировался в Москве у Чайковской и Котина.

О новой странице в своей спортивной деятельности Сергей ДАВЫДОВ рассказал сайту ФФККР.

«РАБОТА ТРЕНЕРА, КОНЕЧНО, ТРУДНАЯ, НО ОНА ОСЯЗАЕМАЯ»

-- Сергей, вы сразу решили, что станете тренером?

-- Знаете, когда уже докатывался последние два сезона, то потихоньку работал с детьми, помогал Елене Анатольевне, поэтому плавно влился из спорта в тренерскую работу. Все как-то так сложилось, специально ничего не загадывал. В шоу ехать не хотел.

-- Почему?

-- Кому-то это нравится. Заработок, время пребывания, никаких целей. Работа тренера, конечно, трудная, но она осязаемая и ощущаемая, и через какой-то промежуток времени приносит плоды. Поэтому я выбрал этот путь, для меня он оказался более приемлемым.

-- Сколько фигуристов тренируется у вас сейчас?

-- Две группы. 17 человек. Все девочки и мальчики разного возраста с 2006 года рождения до 2002-го.

-- С кем легче работать, с мальчиками или девочками?

-- Не могу сказать, что для меня принципиально такое разделение. Все зависит от самого ребенка и, конечно, от возраста. По мере взросления становится труднее, что с мальчиками, что с девочками.

-- Трудности обусловлены физиологическими изменениями?

-- Да, в первую очередь, это связано с переходным возрастом. Когда ребенок вступает в эту пору, сложнее наладить контакт, чтобы вовремя приходил на тренировку, был дисциплинированным, тянулся, разминался, да и на льду нередко возникают трения. Стараемся все это вместе преодолевать.

IMG 8047

-- Как мотивировать детей в такой непростой период?

-- Ищем, находим, придумываем что-то, ведь у каждого своя мотивация. Кто-то старается для себя, кто-то для мамы, кто-то хочет стать чемпионом. С возрастом мотивация меняется. Но нужно всегда находить то, чтобы дети понимали, для чего они все это делают.

-- Каждый тренер должен быть психологом. Я наблюдала за вами во время тренировок и соревнований, и мне кажется, что вы чувствуете, за какую ниточку надо потянуть.

-- Хочется в это верить, что мы находим такие ниточки. Безусловно, в первую очередь тренер -- это психолог. Во вторую, знания и все остальное, потому что если ты не будешь подстраиваться и чувствовать учеников, то очень трудно научить их чему-то, даже если можешь научить.

-- Что самое тяжелое в тренерской профессии?

-- Сложно сказать. Есть общий процесс, общий труд. Не могу утверждать, что в этой работе есть какие-то особые трудности. Сложнее всего, пожалуй, наладить контакт с учениками. Мало научить спортсменов, нужно еще найти такой подход к детям, чтобы они смогли все свои знания и умения реализовать и показать на стартах. Вот это самое важное.

-- А как их настроить? Как внушить каждому ученику уверенность, заставить его поверить в то, что ему все по плечу?

-- Кому-то внушить, другого взбодрить, третьего расслабить, успокоить. Ребята все разные, по-разному подходят к старту, по-разному волнуются. Кого-то трясет, кто-то теряется, и тут очень важно найти равновесие.

-- А вас трясет перед стартом?

-- В этом году впервые в моей тренерской карьере наши фигуристы участвовали в юниорской серии Гран-при. Не скрою, мне было волнительно.

-- Тренеру показывать волнение нельзя.

-- Ни в коем случае. Сразу все передается ученикам, автоматически.

-- И как справляться с собой?

-- Мы же учим детей справляться, значит, надо и самим уметь держать себя в руках. Выходить и не показывать, что волнуешься.

«В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ САМОГО ЧЕЛОВЕКА»

-- Давайте поговорим о вас. Вы несколько лет работаете в Москве, нормально устроились в бытовом плане?

-- Нормально. Снимаю жилье. Чтобы купить квартиру в Москве, нужно иметь большие деньги, так что другого выбора нет. Сейчас оформляю вид на жительство, потому что у меня белорусский паспорт. В конце 90-х мне сделали предложение кататься за Белоруссию, и я его принял. Чтобы выступить на Олимпиаде, нужно было обязательно сменить гражданство: сдать российский паспорт, получить белорусский.

davidov3

-- Не жалеете об этом?

-- В то время в нашей команде была большая конкуренция в мужском одиночном катании. Выступали Ягудин, Плющенко, Абт, другие ребята. Было очень тяжело пробиться, по крайней мере, мне. Какое-то время я тренировался в Самаре, потом приехал в Москву. Здесь тоже не очень складывалось с тренировками, с бытом. Мне предложили белорусы выступать в составе их сборной, и я это принял.

-- Как вам кажется, вы смогли реализоваться как спортсмен?

-- Ответ очевиден. Нет. Если ничего не добился, то, конечно, не реализовал себя. Возможности были. Сейчас с возрастом все это прекрасно понимаешь, что-то не доделал, где-то не доработал.

-- Вы считаете, это зависит от самого человека?

-- Абсолютно. Все зависит от самого спортсмена и людей, которые его окружают. Очень важно, чтобы тренер был и наставником, и больше, чем наставником -- в жизни помогал. У Елены Анатольевны так и было. На чемпионате Европы вместе с ней я стал 4-ым, то есть процесс пошел. Но все равно все зависит от тебя самого. Если спортсмен настроен, если работает хорошо, и Бог не обделил его данными в этом виде спорта, то все возможно. Я не доработал. И это знаю.

-- Какие ошибки не должны повторять ваши ученики?

-- В первую очередь это касается дисциплины. Мне этого как раз и не хватало. Все-таки пока ты молодой, надо, чтобы кто-то был рядом, направлял в нужное русло, чтобы не уйти в сторону от работы, в безделье, в непонятные вещи.

«КАЖДЫЙ СПЕЦИАЛИСТ ВЫБИРАЕТ СВОЙ МЕТОД РАБОТЫ С ДЕТЬМИ»

-- Одни тренеры считают, что нужно быть кнутом для спортсменов, другие – пряником. Первые – жесткие, вторые, скажем так, спокойные. Что правильно?

-- Каждый специалист выбирает свой метод работы с детьми. Если кто-то считает, что жесткий метод действует, то это его выбор. Если такая жесткость дает результат, спортсмены двигаются вперед, выигрывают, то почему нет? Я, к сожалению или к счастью, несколько другого формата. Мы действуем через понимание, стараемся донести до спортсменов то, что хотим объяснить, в спокойном тоне, потому что наорать – это проще, но дети растут, с годами у них появляется свое мнение, и тренеру придется непросто -- все вернется. А быть чрезмерно жестким? Не все дети это выдерживают – это раз. И опять же наступит такое время, когда ребенок ответит.

IMG 8050

-- От вас уходили спортсмены?

-- Уходили, переходили.

-- Тяжело переживали?

-- Знаете, я всегда говорю, что мы живем в такой стране, где у всех есть выбор. Если вас что-то не устраивает, то зачем мучиться? Если не нравится, то вы вправе выбрать другого специалиста. Ведь вы пришли за помощью, а родители приходят к тренеру за помощью, чтобы ребенка научили, подсказали, помогли. А если возникает недовольство, тогда какой смысл в совместной работе?

-- Но осадок от того, что ученик ушел, все равно остается?

-- Конечно, тем более, если проработал с ребенком год-два. Как ни крути, привыкаешь, сживаешься со спортсменами.

-- За время вашей тренерской работы про кого-то из учеников можете сказать: «это мой человек»?

-- Они все одинаковые. Я не стараюсь кого-то выделять. Мы все относимся друг к другу с пониманием, ладим. Даже если возникают недомолвки на тренировках, а они случаются, быстро решаем проблемы. Как с самого начало было поставлено, все так и идет.

-- Как сохранить рабочую атмосферу в группе, не отвлекаться, не вестись на закулисные штучки?

-- Это очень трудно. Разговаривать надо. С детьми, с родителями.

-- Судя по форумам, родители фигуристов нередко играют негативную роль.

-- Не факт. Но это тоже работа тренера. Работа с родителями – часть тренерского труда. Помимо того, что тренируешь детей, надо заниматься и с родителями. Понятно, что как бы мы детей не любили, и как бы они нас не любили, но на первом месте у них всегда будут родители. И дети будут слушать их.

IMG 8276

-- До какой степени тренер должен приближать родителей к себе?

-- Не надо приближать. Надо четко держать дистанцию, ограничиваясь исключительно рабочими отношениями. Родителям надо просто объяснять: вы должны сделать для своего ребенка то-то и то-то, должны правильно его настроить, дома об этом разговаривать, подсказывать, как преодолеть трудности, страхи. Особенно в первое время, когда дети еще маленькие и не все могут изложить тренеру, родители должны обязательно приходить и говорить, потому что маме быстрее доверишься, признаешься, какие моменты тревожат. Поэтому мы также разговариваем с родителями, чтобы они свою работу вели, но правильно это делали. Потому что есть родители, которые нередко оказывают негативное влияние на детей. В этом случае договариваемся с ними, чтобы они оставили ребенка в покое и не вмешивались в процесс, либо перестраивались и начинали вести себя иначе.

-- Есть ученики, которыми вы гордитесь?

-- Я всеми ими горжусь. Видите, на какой уровень сейчас вышел детский спорт. То, что спортсмены исполняют в юном возрасте, это по сути олимпийские программы. Они делают то, что делают взрослые спортсмены на Олимпиаде. Так почему не гордиться? Они все занимают призовые места, хотя и спорт у нас субъективный, и у каждого своя правда, но дети стараются быть лучшими, несмотря ни на что. Кому-то Бог дал скольжение, кто-то хорошо прыгает. Всех по-разному судят. Но все наши спортсмены проделывают огромный объем работы, и этим надо гордиться. Почему нет!

-- Спасибо за интервью и поздравляю с Днем Рождения! Здоровья и успехов!

Ольга ЕРМОЛИНА
Фото Юлии КОМАРОВОЙ