▲ Наверх

Добрый и улыбчивый (интервью Максима Ширяева в журнале "Самозащита", №1/2015)

12 января 2015

Текст: Николай Бутаков.
Фото: Влад Волков.

Выступать в тяжелой весовой категории по самбо дело непростое, поскольку концентрация мастеров спорта международного класса здесь, пожалуй, одна из самых высоких. Вспомним несколько имен: Виталий Минаков, Юрий Рыбак, Артем Осипенко, Евгений Исаев… Вот в какой выдающейся компании находится обладатель Кубка мира 2012 года москвич Максим Ширяев. Мы попробовали выяснить, каким образом он собирается отбирать титулы у именитых соперников и каково это — бороться с людьми, чей вес превышает 100 кг.

Биография:

  • Имя: Максим Ширяев
  • Родился: 18 марта 1988 г. в Москве.
  • Звания: мастер спорта международного класса по самбо, мастер спорта по дзюдо.
  • Титулы: обладатель Кубка мира (2012 г.), призер чемпионата Европы (2012 г.), абсолютный чемпион России (2014 г.), обладатель Кубка мира среди студентов, серебряный призер Кубка Европы по дзюдо, победитель чемпионата России по дзюдо до 23 лет, бронзовый призер чемпионата России среди мужчин, лучший борец по самбо Москвы 2012 г.
  • Тренер: Александр Сейтаблаев, Павел Фунтиков.
  • В спорте: 16 лет.
  • Весовая категория: 100 +.
  • Клубы: школа «Самбо-70».
  • Образование: высшее, РГУФКСМиТ (ГЦОЛИФК), кафедра теории и практики прикладных видов спорта, специальность «Физическая культура и спорт», специализация «Самбо».
  • Семейное положение: женат, воспитывает дочь.

Блиц:

Лучшая социальная сеть? - «ВКонтакте»
Не мужское дело? - Мыть посуду
От чего нельзя устать? - От веселья
Что нельзя простить? - Измену
За кем последнее слово? - За мужчиной
Нападать или обороняться? - Нападать
Что поднимает настроение? - Друзья
Лучший подарок женщине? - Любовь
Не беда ошибиться... - ...но лучше не повторять

Кто такой спортсмен? 
— Это трудяга, ему приходится каждый день испытывать колоссальные нагрузки и преодолевать грандиозные препятствия. Жизнь спортсмена подчинена определенному плану, чтобы реализовать главную цель — побеждать на соревнованиях самого высокого уровня. Эта цель ставится довольно рано, практически в детстве, но идти к ней приходится долго. Очень много обязанностей: посещать тренировки, соблюдать режим, спать нужное количество часов, не пить, не курить, правильно питаться. Я бы сказал так: чем больше у тебя спортивных амбиций, тем больше правил нужно соблюдать.

На каком этапе ты понял, что хочешь много тренироваться, правильно питаться и соблюдать режим? 
— После окончания школы «Самбо-70» у меня уже имелись кое-какие спортивные результаты, но четкого плана на будущее еще не было. И я поступил в МИСиС, Московский институт стали и сплавов. Но проучившись полгода, понял, что совмещать полноценные занятия спортом и учебу в серьезном техническом вузе не получается. Я подумал и поступил на заочное отделение РГУФКа. Наверно, вдохновили результаты старших товарищей — Александра Михайлина и Дмитрия Носова.

Помнишь первую победу, которая тебя вдохновила?
— Это было золото на чемпионате России по дзюдо среди юношей, в девятом или десятом классе. Схватки проходили очень эмоционально, я тогда смог выиграть практически на последних секундах. Первые серьезные соревнования и первая денежная компенсация. Взрослые интересы в спорте.

Какой был самый драматичный сюжет в твоей спортивной карьере? Когда ты поехал на чемпионат мира в Минске вместо Евгения Исаева? 
— Я не считаю это событие таким уж драматичным. Обидно, конечно, что я не взял золотую медаль, зато получил мощный импульс для дальнейшего развития. Более того, именно на этом чемпионате я окончательно шагнул в суровый мужской спорт. Поездка на чемпионат была спонтанной. Я к тому моменту выиграл Кубок России, стал вторым на чемпионате России, выиграв у Виталия Минакова, отборолся на Европе и спокойно тренировался в ожидании дальнейших стартов. И в этот момент на сборах Евгений Исаев, первый номер сборной, получает неумышленную травму во время спарринга со мной. Меня срочно командируют в Минск. Я тогда почувствовал, каким тяжелым бывает груз ответственности. Все вокруг дают советы, обстановка нагнетается с каждым часом. Ко всему прочему жеребьевка оказалась неудачная — все сильнейшие спортсмены попали в одну группу, а я сразу же вышел на именитого белорусского спортсмена Юрия Рыбака. Я приложил все возможные усилия для того, чтобы выиграть, и, на мой взгляд, боролся неплохо. Мне тогда удалось переломить ощущение, которое меня преследовало до этого, — что я не смогу побороть Рыбака. Ведь до этой встречи я на тренировках с Юрием и ребро ломал, и проигрывал. В тот раз, несмотря на поражение, я понял, что могу победить. Вообще это был очень насыщенный год: как по количеству соревнований, так и в эмоциональном плане.

Я видел твои схватки с Рыбаком на международном турнире на призы Асламбека Аслаханова (в личном и командном зачете). Во время первой схватки ты выглядел растерянно. Второй раз ты вышел с другим настроем и часто атаковал. Мне всегда хотелось узнать, что тебе в перерыве сказал Павел Фунтиков? 
— У меня есть проблема: я могу перегореть перед стартом. Павел Владимирович знает об этом и в основном настраивает психологически. Вспомнить, что он говорил тогда, трудно, у меня по 15 стартов в год, и на каждом тренер устраивает мне психологическую встряску. Например, он может сказать: «Посмотри, какой ты здоровый, ты же борешься на тренировках с Михайлиными — с Сашей и Славой». Пытается меня разозлить, подзадорить. Ну и, конечно, технические тонкости тоже присутствуют — план на конкретную схватку. Психологический настрой играет очень важную роль. Это всегда видно — проигрывает ли спортсмен, потому что он слабее физически, или уступает, потому что не смог правильно настроиться.

На последнем турнире на призы Асламбека Аслаханова ты снова боролся с Рыбаком и в этот раз победил. 
— А до этого был еще этап Кубка мира в Болгарии, где первое место занял Артем Осипенко. Тогда у меня тоже была схватка с Рыбаком, которому я за две минуты проиграл болевым. Тут нужно понимать предысторию. Я после Болгарии планировал поехать на важный старт, а Юрий зашел в опасную позицию в партере, которая угрожала очередным переломом ребра. Я решил, что разумным будет сохранить здоровье. Но Павел Владимирович, который наблюдал эту встречу через интернет, был в бешенстве. У нас состоялся серьезный разговор, после которого я очень разозлился и решил доказать, что могу побеждать. Так и произошло на последнем турнире на призы Аслаханова. Обычно в начале схватки я иду вторым номером, но тут решил с ходу выступить в атакующей манере: выключал Юрию рабочую руку, контролировал схватку. Рыбак, наоборот, часто выходил за ковер, получал замечания. А потом мне удалось провести подсечку на два балла. Тренер после просмотра записи сказал, что я все делал правильно. Конечно, эта победа для меня очень важна.

Мне тоже кажется, что тебе нельзя работать вторым номером. 
— Мы над этим работаем с тренером. Расширяем арсенал бросков, что, кстати, любому борцу не повредит, а мне и подав­но. Если сравнивать тяжей с легковесами, то у нас не такая резкая борьба. Но если тяжеловес добавляет в борьбу движения, агрессии, резкости, то приходит к большим результатам.

У вас, тяжей, с приходом Осипенко теперь самая титулованная весовая категория получается…
— Мы ждали появления Артема, понимали, что соперничество обострится. Но, как это часто бывает, оказались не совсем к этому готовы. Он уже в полутяжелом весе стал заслуженным мастером спорта и двукратным чемпионом мира. Но тут есть другой фактор — тяжеловесы выступают в большом спорте дольше легковесов. Взять того же Рыбака — ему уже около 35 лет, он на десять лет меня старше, но я смог победить его только один раз. Следовательно, шанс стать чемпионом мира есть у многих.

Система чемпионатов в самбо нацелена на завоевание титула чемпиона мира. Ни тебе Больших шлемов, ни Гран-при. С твоей точки зрения, нужны ли турниры, параллельные отборочным, такие как кубки, и как ты относишься к факту существования абсолютного чемпионата? 
— Я считаю, что это хорошая возможность продемонстрировать свою борьбу. Например, в этом году на национальном чемпионате я занял пятое место, и, заряженный, вышел на абсолютную весовую категорию. Хотелось самоутвердиться, проверить свою подготовку. Абсолютный чемпионат — шанс для тех, кто проиграл схватку не за третье место, а вообще первую встречу. Ведь очень многое зависит от жеребьевки — можешь сразу попасть на чемпиона, а можешь с ним лишь в финале встретиться. Было бы интересно добавить к абсолютному чемпионату России аналогичные турниры на Европе и «мире». Но в другие сроки, потому что в некоторых странах мало самбистов, все старты ложатся на плечи одного спорт­смена. Кстати, по дзюдо раньше проводился абсолютный чемпионат мира: очень эффектные, короткие и зрелищные соревнования под музыку. 

Ты победитель в зачете Кубка мира 2012 года. Кубок мира раньше состоял из шести турниров, в этом году из четырех, а в следующем году вообще будет только один. Как ты на это смотришь? 
— Я не знаю тонкостей этой политики. С одной стороны, считается, что на один Кубок мира приедет больше людей, это поднимает его стату. С другой стороны, будет страдать популярность вида спорта. Когда турниры проходят в разных странах — в Венесуэле, Марокко — туда приходят зрители, болеют за своих спортсменов, потом кто-то может заинтересоваться и пойти в секции. На единственный Кубок мира допускается по одному представителю из каждой весовой категории. А остальным остается только чемпионат России? Возможно, проблема решится за счет континентальных кубков.

Ты недавно был в Казахстане на турнире по казакша курес. Как там обстоит дело с популяризацией национальных видов спорта? 
— Казакша курес похож на самбо, только рукава куртки обрезаны по локоть и запрещена борьба в партере. Меня впечатлила основательность организаторов: собрали борцов из 32 стран, причем привезли всех за свой счет. Приехали ребята из мировой элиты дзюдо. Например, действующий чемпион мира из Чехии Лукаш Крпалек, Оскар Брайсон из Кубы, призер Олимпийских игр в Пекине, который в итоге и выиграл турнир. Была очень серьезная конкуренция, битком набитые трибуны с платными билетами, трансляция на пять континентов. Этот турнир не по моему виду спорта, но его посмотрела вся родня и друзья, так как трансляция шла в прямом эфире четыре часа подряд.

Ты занимаешься чем-то, кроме самбо и казакша курес? 
— Выступаю по дзюдо, но основные результаты были до 23 лет, когда я выигрывал чемпионаты России, был бронзовым призером, призером Кубка Европы. На последнем чемпионате России я занял пятое место. Дзюдо у меня хорошо идет, но сейчас там все зависит от решения тренера сборной. В самбо система более объективная и понятная: победитель чемпионата России едет на «мир», второе место — на Европу. В дзюдо ты можешь весь год ездить на сборы и до последнего момента не знать, поедешь на чемпионат или нет. Можешь потратить целый год на то, чтобы быть чьим-то спарринг-партнером, при этом жить вдали от семьи и не развиваться как спортсмен.

Ты, кажется, участвовал в турнире по боевому самбо? 
— Один раз — на чемпионате ГУВД. Одну схватку выиграл, но продолжать не стал — боялся получить травму перед важным стартом. Но, возможно, когда-нибудь вернусь, так как это был интересный опыт.

Ты смотришь трансляции самбо, слушаешь комментаторов, даже сам занимал кресло комментатора на Универсиаде. Как ты считаешь, грамотно ли комментаторы, аналитики и журналисты рассказывают о самбо? 
— Когда поединки комментирует журналист, а не тренер, он часто ошибается в названиях бросков и технических элементов, неправильно объясняет решения судьи. Тут надо какую-то работу проводить. А лучше наоборот — взять человека, разбирающегося в самбо, например, Михаила Мартынова, и подтянуть его журналистские навыки. Талантливый и грамотный комментатор — Владимир Стогниенко. Он в юности занимался самбо, но сейчас стал настолько известен, что ему не до самбо, он теперь матчи по футболу комментирует.

Ты придерживаешься какого-то особенного режима, сидишь на диете? 
— Как тяжеловес я диету не соблюдаю, хотя в последнее время стараюсь себя ограничивать. Но вообще в этом плане нам, тяжеловесам, легче. Мы добрые и улыбчивые в отличие от легковесов, которых перед соревнованиями, когда они гоняют вес, лучше вообще не трогать. Мой спортивный режим: десять тренировок в неделю. А за пределами зала я обычный человек.

Как развивается твой бизнес — чехлы для айфонов покупают? 
— Мы сейчас работаем больше в другом направлении — занимаемся вышивкой на спортивных костюмах. Многие спортсмены хотят иметь фирменную вышивку. Помню, как мы мечтали о костюме с надписью «Самбо-70», с фамилией на поясе... В принципе потихоньку ­развиваемся, у меня уже пять вышивальных машин, взял на работу двух человек, мама помогает.

Где будет ближайший турнир? 
— Еду в Самару на Кубок России по дзюдо. Это контрольный старт, мы сейчас готовимся командой «Самбо-70» к клубному чемпионату Европы, там будут серьезные участники, в том числе и представители «Явара-Невы».

Желаем удачи!

P.S.: 23 ноября 2014 года Максим Ширяев занял третье место на Кубке России по дзюдо в Самаре.

Редакция благодарит галерею «Бахметевъ» за помощь в организации съемок.

Источник