▲ Наверх

В Лондон за мечтой (газета "Московский комсомолец")

24 июля 2012

Газета «МК» 24 июля 2012

В Лондон за мечтой

Дзюдоист Александр Михайлин: «Выиграть Олимпийские игры — дело всей жизни!»

Удивительно, но факт: 3-кратный чемпион мира, многократный чемпион Европы по дзюдо, воспитанник легендарной школы «Самбо-70», 32-летний Александр Михайлин в этом году поедет на… свою первую Олимпиаду.

И именно он вполне способен привезти из Лондона первое в истории России олимпийское «золото» по дзюдо!

Как же получилось, что такой супертитулованный спортсмен столько лет был лишен возможности представлять нашу страну на главных Играх человечества? В беседе с корреспондентами «МК» Саша — душа-человек, кстати! — раскрыл причины. А также рассказал о своей семье. Тем более что младший брат Слава, двукратный чемпион Европы по самбо, кстати, был рядом. Помогал, если что. Даже поправлял — хотя не каждый такого богатыря поправлять рискнет. Но брату — можно...

«Самую первую схватку с треском проиграл»

— Саша, ты едешь на первые свои Олимпийские игры в ранге 3-кратного победителя мирового первенства. Давай вспоминать: как начинался твой чемпионский путь?

— Поначалу мои отношения со спортом складывались не очень. У нас спортивный батя, он гонял нас со Славкой с малолетства, заставлял зарядку по утрам делать, а мне это категорически не нравилось. Потом я занимался в школьной баскетбольной секции, пока ее не закрыли. Перешел в секцию самбо — уже занимался с удовольствием. И когда ребята мне сказали, что в школу «Самбо-70» идет набор, встал с раннего утра, оторвал от старого пиджачка пуговицы, подпоясался, чтобы на самбовку было похоже, и побежал. Занятия там были в то время платными, но тем, у кого хорошо получалось, можно было не платить. Так вот — мои родители ни разу не платили! Ну и когда можно стало, совсем уже в школу перешел: чтоб и учиться там.

— Помнишь свои первые соревнования?

— Это было первенство школы. Пришли за меня поболеть батя и дедушка. И первую схватку я с треском при них проиграл. Они поняли, что плохо на меня влияют, уехали. И я выиграл все остальные! Стал вторым. Так горд этим был! Но после этого серии успешных выступлений не случилось, получалось плохо, класса до девятого. А потом я поехал впервые на летние сборы, почуял все тяготы и лишения спортивной жизни. Это тебе не у бабушки в деревне, со свободой и пирожками. Режим, зарядка, по две тренировки в день, кормежка по расписанию, отбой-подъем... Но за это лето я прибавил в весе килограммов 15 и вырос сантиметров на 11.

И понеслась уже другая борьба! Я выиграл первенство школы... Потом в Москве проходили первые юношеские Олимпийские игры, где я поборол в финале японца. Потом были чемпионаты Европы, где я сначала стал вторым, потом первым. Затем я выиграл снова у японца на первенстве мира. С этим японцем Мунетой я потом много раз встречался и только два раза ему проиграл. Причем один раз в Гамбурге меня просто слили. Судьи. Даже стоя на пьедестале, Мунета повернулся и сказал: «Не я выиграл».

— У тебя вообще с японцами статистика положительная. Чем объясняешь, что так хорошо получается с ними бороться?

— Наверное, они меня любят... Вообще японцы — такая интересная нация! Например, Шинохара. На первых моих чемпионатах мира он ходил такой важный, не здоровался, даже в сторону мою не смотрел! Зато после 2001 года, когда я стал первым, а он — третьим, стал здороваться очень активно. Сам подбегал. Наша встреча была самой короткой на чемпионате: я его быстренько и аккуратненько победил.

«Температура под сорок, сказали — простатит... »

— Какая из твоих медалей была самой тяжелой? Наверное, парижская «бронза» на чемпионате мира-2011? Тогда ведь от тебя никто ничего не ждал...

— Вот именно — не ждали! Два года до этого были просто ужасными: травма за травмой. Многие, наверное, думали, что Михайлина можно списать, кто-то даже этому очень обрадовался. Сопернички мои уже руки потирали... И участие на московском турнире перед чемпионатом мира я просто выклянчил. Мои ожидания оправдались: я проиграл. Но! Я понял, что желание бороться у меня огромное и голова на татами работает как надо. А для победы просто не хватило физики — а это дело наживное. Тем более тогда я боролся сразу после операции.

— У тебя же серьезная ситуация была, чуть ли не с угрозой для жизни...

— Да... Три «скорые» тогда приезжали, первые две ничего не распознали. В третий раз уже матушка моя — к счастью, медик — настояла на том, чтобы меня забрали в больницу.

Первую «скорую» вызвал, когда мне стало плохо, в первый же день. Приехала мужская бригада, мне дали таблеточку, сказали, что гастрит, и прописали холод, голод и покой. Мне лучше не становится — температура под сорок, на следующий день приехала женская бригада. Сказали — простатит. Не смертельно, мол... И уже потом я попросил маму вызвать своих. Меня увезли, там осмотрел хирург, спросил: чего так долго ехал? Если бы, говорит, еще денечек, то привезли бы уже не к нам... Оказалось, что у меня разрыв аппендикса, другими словами — перитонит.

— А самую обидную травму можешь вспомнить?

— Перед чемпионатом Европы 2010 года меня брали только на командные соревнования, а я очень хотел в личные. Я приехал на сборы, аж звенел от желания! Всех на сборах отшкварил, в последний день тренер объявляет список — и меня объявляют в «личке»! Я счастлив! И вот последняя тренировочная схватка, да, Слав? — подключает Саша к разговору брата.

Слава: — С казахом ты тогда решил побороться...

Саша: — Да, накануне вылета схватка. И — колено «полетело». Орал я очень громко! Не от боли, от обиды. Я понимал: это всё. И «Европа», и «мир» проходят мимо меня... И потом понеслось — травма на травме...

— Слава, а почему за уточнениями — к тебе? Ты помнишь все лучше?

Саша: — Я даже больше скажу — извини, Слав, перебью... Мама мне рассказывала, что, когда я борюсь, Слава смотрит, волнуется, подсказывает, что мне нужно делать, а что не нужно, как будто я его слышу! А я его борьбу совсем не могу смотреть, очень нервничаю... Помню, приехал на его соревнования после очередного чемпионата Европы, весь крутой, в экипировке сборной России, Слава тогда боролся за первенство школы. И у меня так потели руки! Я слова не мог сказать — безумно переживал! На своих соревнованиях так никогда не волновался.

«Мы с братом были лодырями!»

— Слав, ты сознательно пошел по спортивным Сашиным стопам?

— Пошел-то сознательно. Но когда поступил уже в школу, был период — хотел все бросить. Первый год у меня получился очень неудачным: я проигрывал абсолютно все соревнования. Кричал: почему нет медалей за последнее место — что за дискриминация?! Могли бы «деревянную» дать или хотя бы грамоту! После девятого класса меня даже хотели отчислить из «Самбо-70», но Саша как раз выиграл два «золота» на чемпионате мира, пришел к директору и сказал, чтобы дали брату два года доучиться. На что тот ответил: две медали — два года, так уж и быть... А потом у меня и результаты стабилизировались. И вот сейчас выиграл уже два раза чемпионат Европы по самбо. Переживал, конечно, что не получилось выиграть в России и поехать на «мир». Но двукратным чемпионом Европы тоже неплохо быть!

— А в дзюдо ты не собираешься переходить?

— Так я борюсь и в самбо, и в дзюдо. И по дзюдо в тройке был в России, но...

Саша: — По самбо есть четкие критерии отбора. Если ты стал вторым на чемпионате России — едешь на «Европу», стал первым — едешь на «мир». А по дзюдо надо все-таки попасть в обойму, чтобы ездить на такие турниры. Попасть в нее очень тяжело. Поэтому пока решили, что стоит Славе сделать упор на самбо.

Слава: — И потом, тут я уже заслуженный мастер спорта! В дзюдо бы не скоро такое получилось.

— Имя брата довлело когда-нибудь?

— Нет, наоборот, помогало. Мне очень нравилось, когда меня спрашивали: ты его брат? Я гордо отвечал — да.

— Саша опекал тебя как-нибудь? Помогал в учебе?

— Когда я был совсем маленький, он пытался, помню, меня английскому научить. Нарисовал на доске и показывал: смотри, это буква «эй». Больше не помогал...

Саша: — Ну, на самом деле мы оба были лодырями, если уж говорить откровенно. Вот тренировки не пропускали, а уроки — запросто. Тем более у нас мама медик, проблем со справками не было. (Смеется.) Слава утром просыпается, спрашивает: где Саша? А Саша не пойдет, он заболел. И Слава тогда тоже не ходил...

Слава: — Молодец, сдал маму!

Саша: — Да чего уж теперь. (Смеется.) Мама у нас — золотой человек, все понимающий. Для нее дети — это люди, которые всегда правы. Как бы что ни складывалось, все равно мы самые лучшие. Вот жена моя Лена маму не понимает, она придерживается другой точки зрения. Она начинает указывать на ошибки — где я что сделал не так... А я и так все прекрасно понимаю! Себя-то не обманешь! Где-то испугался, где-то не стал рисковать... Но в тот данный момент мне хочется услышать, что я самый лучший и все у меня замечательно!

— Саш, а когда ты с женой познакомился?

— Думаю, в 2002-м — тогда ведь я уже был двукратным чемпионом мира. Она мне как-то рассказывала историю, кстати: ехала с подругой в такси и обсуждала футбол, а мы как раз только познакомились. И таксист им говорит: вы, мол, девушки, обсуждаете футбол, а у нас разве других видов спорта нет? Вот дзюдоист Михайлин, например, недавно чемпионат мира выиграл! И подруга ей: слушай, про твоего говорит...

Или еще история была. Лена сама раньше занималась дзюдо, очень многие ее друзья имеют к дзюдо отношение. И вот мы поехали в гости. И один из ее друзей спрашивает: ты такой крепенький, спортом занимаешься? Я скромно отвечаю, что занимаюсь для себя. И дальше все стали рассказывать свои истории, кто как занимался, кто с кем боролся... А через месяц — Гран-при в Москве, где я участвовал. Туда приехал один из ее друзей. Подходит: ну что ж ты обманывал, что только для себя?!

— Неужели даже увлекающиеся дзюдо люди не признали в тебе чемпиона мира?

— Ну, вид спорта у нас такой — по телевизору не мелькаем. Мы вот недавно летели в самолете, с нами летел футболист. Павлюченко, кажется... Есть такой? Ну вот! Я тоже не всех футболистов знаю, поскольку не слежу за этим видом спорта. Но его все узнавали! А вот хоккеистов многих у нас только по именам знают: из-за шлема лица не разглядишь. Ну разве что Ковальчук, Овечкин... И то, может, только потому, что в рекламе снимаются!

— Сан Саныча Карелина же все знают!

— Ну, Карелин... Это Карелин!

— Дзюдоиста Диму Носова тоже все после Олимпийских игр в Афинах запомнили...

— А после того, как он снялся в кино, так вообще звездой стал. Мне, кстати, больше понравилось, как сыграл в фильме «Ключ Саламандры» Федор Емельяненко. Он не стал ничего из себя изображать — сыграл бойца спецназа, сделал то, что лучше всего умеет, — боролся врукопашную. А Дима в ленте «Путь»... Понимаете, если ты спортсмен, а не актер, то должен делать то, что у тебя хорошо получается, а не прыгать выше головы. Каждый должен заниматься своим делом. А сейчас посмотрите — в Госдуме полно спортсменов! Вот все ругают советские времена, но тогда, чтоб получить в руки хоть какую-то власть, нужно было пройти такую школу! Не то что нынче...

«Лучше уж дворником пойти работать»

— Ты бы не пошел в депутаты?

— Нет, конечно! Я себя там не вижу. Для меня в спорте все просто: есть ты, а есть соперник. А там столько подводных камней! И в чем работа-то состоит? Помощникам задания раздавать? Это не для меня... Лучше уж дворником пойти работать. Там точно знаешь, что если просидишь — зарплату не получишь. А спустя несколько лет после того, как стал призером Олимпиады, идти в депутаты...

— Ты никак про Носова?

— Я заберу свои слова обратно на всякий случай — вдруг Дима станет президентом и придется сразу бежать из страны. (Смеется.) Хотя справедливости ради надо сказать, что многие воспитанники школы «Самбо-70» — люди известные. Да вообще добиваются своего по жизни... Учеба здесь оставляет такой отпечаток на личности, на характере! В нашей школе особая атмосфера любви, дружбы, взаимопомощи, которая передается из поколения в поколение. «Дедовщины», которая часто бывает в учебных заведениях, никогда не было. Может, потому, что все спортсмены и все понимают, какой кровью добываются спортивные успехи. Тут любой начинающий может подойти к опытному мастеру, попросить помочь, объяснить, они разберут вместе ошибки. Сюда тянет, многие выпускники приходят даже просто потренироваться и пообщаться!

— После тебя сюда пришел Слава, детей тоже сюда отдашь? У тебя же их четверо?

— Уже пятеро! Старшая — Яна — дочь жены от первого брака. Сейчас она живет в Китае, учится на дизайнера. Ее уже пригласили постажироваться в Англии. Леониду сейчас шесть лет, Еве — пять, Феде — четыре. И самый младшенький у нас Ян, ему полтора года. Мы хотели назвать сына Борисом, но Яна вытребовала себе право выбирать имя, потому что мы ее позже всех оповестили о том, что у нее будет еще один братик. Что же касается школы, то я не буду никого из детей заставлять заниматься спортом, в том числе и борьбой. Яну мы заставляли заниматься теннисом, но из этого ничего путного не получилось. Поэтому так: захотят идти в «Самбо-70» — буду рад, не захотят — их право.

— Слава, а ты женат?

— Я в разводе.

— Ничего себе! Когда все успел?!

— А чего тут успевать? Просто поставил семью перед фактом. И женился...

Саша: — Да, это была интересная ситуация. Приехала как раз к нам в гости мама, у нас Ева родилась только что. И говорит, что Слава поехал знакомиться с родителями девушки. Я еще пошутил: мол, жениться, что ли, собрался? А мама серьезно ответила: «Да, а ты откуда знаешь?» Я обалдел, конечно. Но решение есть решение. Повлиять не пытался, только свадьбу месяца на три оттянул. Это тоже опыт, ничего плохого я в этом не вижу.

— Слава, ну, детей своих у тебя пока нет, правильно? А с племянниками-то часто видишься?

— Нет, увы, они живут очень далеко, а у меня пока машины нет.

Саша: — Семья сейчас живет под Тулой, там чистый воздух, там детям хорошо, и их ни за какие коврижки в Москву не перетащишь. Со временем думаю все же перевезти их в Подмосковье. Вот если с Олимпийскими играми все сложится удачно, то как раз смогу прикупить или построить домик в области.

«Я знаю, чье будет „золото“!»

— Вот и до главного разговор дошел. У тебя ведь долго не получалось попасть на Олимпиаду: ни в 2000-м, ни в 2004-м, ни в 2008-м... И вот наконец!..

— Нравится мне это — «не получалось»... Не брали меня просто. Здесь можно вспомнить древнюю восточную мудрость: если долго сидеть на берегу реки, то когда-нибудь ты увидишь, как мимо проплывает труп твоего врага... Вот и я дождался — всех пережил, тренеров уже бывших, бывших соперников. Можно ведь году в 2001-м было спокойно завязать — уже двукратный чемпион мира! За весь российский период чемпионов мира по дзюдо от страны всего пять человек...

— И ни одного олимпийского чемпиона...

— Ну, это пока. В этом году может все измениться.

— Нам нравится твой настрой!

— Ну а что? Поездка на Олимпиаду — это мечта, к которой я шел 13 лет. Еще когда я впервые третьим стал на чемпионате мира, у меня сразу родилась мысль: теперь я поеду на Олимпийские игры! Но потом начались какие-то непонятки, куча всяких и адекватных, и неадекватных причин. В общем, не попадал я в сборную. И сейчас хочется не просто поехать, а выиграть, чтобы доказать людям, придумывавшим эти причины, что зря все эти годы не возили, что зря мне вставляли палки в колеса! Выиграть Олимпиаду — дело всей жизни...

— Просто медаль — тоже будет достижение? Или только золотая?

— Наверное, в моем возрасте и просто медаль — уже хорошо. Но хочется именно высшего достоинства. Мне это очень нужно.

Слава: — Саша — единственный в России дзюдоист, кто столько раз выигрывал чемпионат мира, так что если станет единственным российским олимпийским чемпионом... Это хороший стимул!

Саша: — И тогда уже можно будет потихонечку завязывать. Хочется после Олимпиады отбороться на чемпионате мира в Москве, а после этого уже подумаю... Если будут силы до Игр в Бразилии подождать — подожду, а если нет, то после Москвы в 2014-м и завяжу.

— Как ты оцениваешь нынешнего тренера сборной — итальянца Эцио Гамбу?

— Я к нему очень хорошо отношусь. Он делает все, чтобы у команды был результат. Чувствует, предугадывает, к гадалкам ли ходит, не знаю, но он четко говорит, что будет определенное количество медалей. Выставляет состав — и этот состав приносит именно столько медалей, сколько он сказал. Вот сейчас перед Олимпиадой он сказал, что будет четыре медали. Одна из них золотая. Я-то знаю, чья она будет...

Эх, твоими бы, Саша, устами!..

Алексей Лебедев, Ульяна Урбан

Источник