▲ Наверх

Александр Михайлин: Я бы, как некоторые, не падал.

29 августа 2011

Газета «МК» 29 августа 2011

Александр Михайлин: Я бы, как некоторые, не падал...

Трехкратный чемпион мира по дзюдо в интервью спецкору “МК” в Париже Алексею Лебедеву — про то, реально ли победить знаменитого Тедди Ринера

— Да не бойтесь, придет ваш Михайлин! — успокаивали российских журналистов, аккредитованных на чемпионат мира-2011 по дзюдо. — Его хлебом не корми дай с прессой поговорить...

Конечно, я и сам помню по визиту супертяжа в редакцию «МК» (да и по встречам в его родной школе «Самбо-70»): собеседник Саша — первостатейный! Из таких слова клещами тащить не нужно. Наоборот: что ни фраза — то готовый заголовок.

Даже странно, почему он так редко на телеэкранах и обложках журналов светится? Помимо того что говорить умеет складно — не то что разные псевдозвездульки, — Михайлин ведь и фотогеничен, и титулов больше, чем у многих. Может, дело в том, что олимпийской медалью не обзавелся? Так ведь у Александра и возможности пока такой, если кто не в курсе, не было. Роман с Играми не складывается: одни видят в этом чьи-то происки, другие — промахи самого Саши, третьи — просто насмешку судьбы...

Впрочем, сейчас не об этом. Сейчас лучше пожелать этому прекрасному парню, во-первых, здоровья, во-вторых, поехать меньше чем через год в Лондон, ну и отбороться там хотя бы не хуже, нежели здесь, в Париже, где он завоевал бронзовую награду. Которая, пардон за пафос, будет поценнее иного «золота». Потому что первая за долгое время.

...А вот, кстати, и сам герой. В своем репертуаре: фирменная михайлинская улыбка, фирменные фразы — не в бровь, а в глаз. Интересно?

Страшно. Страшно интересно!

— Трехкратный чемпион мира рад этой «бронзе»?

— Ну а чего не радоваться-то? Нет, понятно, всегда хочется большего. И мне хотелось победить этого корейца Кима, выйти в полуфинале на Ринера — и показать ему тут, в Париже... Но, объективно говоря, я ведь только три месяца назад тренироваться начал. И подготовка была, скажем так, экспериментальной. В чем-то рискнуть решили. Мы об этом специально с Эцио (главным тренером сборной России итальянцем Гамбой. — А.Л.) договорились. Впрочем, детали, честно говоря, раскрывать смысла не вижу. И не потому, что военная тайна. Просто вот не стоит. Главное, что у меня сейчас лучшая за два года форма...

— Хорошо, тогда скажи, что с тобой, — по старой памяти обращаюсь на «ты», — случилось-то? А то слухи относительно твоего здоровья всякие нехорошие ходили!

— Ха, так врачи сами долгое время разобраться не могли. Один твердит: гастрит. Другой: простатит. Третий еще что-то... В общем, оказалось — перитонит! А спасла матушка, она же у меня медицинский работник. Чувствует, что-то не то. Вот и отправила в больничку. В ЦКБ.

— Работает там?

— Нет, но по своим связям договорилась. А там мне и говорят: «Как-то долго вы к нам ехали, Александр...» — «Да нет вроде, — отвечаю им, — за 20 минут доехал». — «Еще бы несколько минут — и вас уже не к нам надо было бы везти...»

— Повезло. Не то что с жеребьевкой на этом чемпионате, если можно, конечно, такие вещи сравнивать... Первый по «сетке» — узбек Тангриев, серебряный призер Олимпийских игр-2008, потом — белорус Макаров, чемпион Афин-2004, пускай и в категории до 100 кг! Что почувствовал, когда об этом узнал?

— Стремноватенько стало, скажу честно... Я как «сетку» получил на сборах в Питере — сразу начал готовиться к соперникам, изучать их. Вот только чуть промахнулся: если рассчитывал, что после Тангриева и Макарова достанутся испанец, японец Камикава, а потом и сам француз Ринер, то в итоге пришлось бороться с румыном и корейцем Кимом.

— Увы, в четвертьфинале ты ему проиграл. Потому что не подготовился, получается?

— Ну схему борьбы неправильную избрал, да — но не только в подготовке тут дело. Там еще и организаторы гнать начали: у меня только семь минут от предыдущей схватки прошло... Какая установка была на поединок? Отличная. Оттого, что в итоге показал... Потом, правда, удалось передохнуть. Когда венгр Бор травму получил и на схватку со мной не вышел...

— Зато в битве за «бронзу» с кубинцем Брайсоном судьи чудить начали: ничего себе — два иппона не засчитали. Можно предположить, что во втором случае основное время вышло и пришлось назначать овертайм. Но в первом-то...

— Да я сам ничего не понял: почему иппон не засчитали? Хорошо еще все удачно закончилось! Могу предположить только одно: если спортсмены борются на татами, а тренеры готовят их к этому, то руководители делегаций, видимо, свою работу делают... Ну, например, как того же Ринера тянули, когда мы с ним впервые пересеклись — в финале абсолютного чемпионата мира-2008 в Леваллуа!

— Чувствуется, у тебя к французскому гиганту, ставшему в субботу 5-кратным чемпионом мира, особый разговор имеется...

— Ну а как иначе, если мы с Ринером три раза встречались — и все три на его территории. И трижды одна и та же история. Что в Леваллуа, что в Париже...

— А если бы ты все же сейчас с великим и ужасным Тедди Ринером сошелся, победить можно было бы? Или это только дома реально?

— Ну здесь я, как некоторые, сразу не падал бы... А вот в Тюмень-то на «абсолютку» в этом году он наверняка не поедет. И правильно сделает — там не будет никакого домашнего судейства... Так что все-таки лучше мы на нейтральной территории встретимся!

— В Лондоне?

— А почему бы нет?

Алексей Лебедев

Источник